Вакансия для бывших заключенных

Работодатели и бывшие заключенные искали друг друга

Вакансия для бывших заключенных

В «Мастерскую Праздника»? Или в салон красоты «Новая линия»? А может, в компанию IBS-Trucking? Этим вопросом 27 ноября были озадачены бывшие заключенные, пришедшие в Дом молодежи «Форпост» Выборгского района в поисках работы. Им было где развернуться на ярмарке вакансий.

http://sto.cheb.ru/galary/yarmarka/

В «Мастерскую Праздника»? Или в салон красоты «Новая линия»? А может, в компанию IBS-Trucking? Этим вопросом 27 ноября были озадачены бывшие заключенные, пришедшие в Дом молодежи «Форпост» Выборгского района в поисках работы. Рубщик мяса, грузчик, фасовщик, укладчик, машинист сцены, электромонтер, слесарь-сантехник, врач-статистик и трансфузиолог, инженер по ремонту, страховщик и даже менеджер-культорганизатор. Бывшим заключенным было где развернуться на ярмарке вакансий. Вопрос лишь в том, захотят ли сами вернувшиеся из мест лишения свободы становиться законопослушными гражданами. Ни для кого не секрет – процент рецидивов остается стабильно высоким.
Ярмарка вакансий для бывших заключенных традиционно проводится один раз в год. Но, по словам представителя комитета по труду и занятости Ирины Кузнецовой, «некоторое время назад на правительственной комиссии было принято решение проводить ярмарки два раза в год, поскольку бывшие заключенные относятся к категории социально уязвимых и испытывающих трудности в поиске работы».
В поиске работы на ярмарку пришло около пятисот человек. Отметим, что и само руководство Дома молодежи, в котором проходило мероприятие, заявило о своей готовности выступить в качестве работодателя. В частности, «Форпост» предложил бывшим осужденным должности электромонтеров, слесарей-сантехников, а также машинистов сцены. На ярмарке отметились представители Российского НИИ травматологии и ортопедии им. Р.Р.Вредена, которые стали одними из рекордсменов по количеству вакансий. Немало было и частных предприятий. На столах то и дело красовались таблички с надписью «ИП».
Среди работодателей были замечены руководители жилкомсервисов, для которых ярмарка была чуть ли не последним шансом найти дворников, ведь при заработной плате в тринадцать с половиной тысяч рублей, работать нужно шесть дней в неделю (с шести утра до четырех часов вечера). Специалист по кадрам ЖКС №4 Приморского района Анна Юфа честно призналась, что принимает участие в ярмарке во второй раз, поскольку «прошлый набор надолго не задержался».
Увидев среди вакансий такие заманчивые предложения, как водитель (кат. С, Е), менеджер по транспорту и секретарь-делопроизводитель компании IBS-Trucking, присутствующие дружно ринулись в бой, словно охваченные золотой лихорадкой. Впрочем, многих из них вскоре постигло разочарование. Заместитель генерального директора компании Антон Мельников довольно быстро отсеивал кандидатов, которые «почти подходят, но не до конца». Бывшему заключенному, похваставшемуся правами категории В, Мельников заявил, что «у нас полгорода с В». Компания объясняет свое появление на этой своеобразной ярмарке банальной текучестью кадров.
В зале, заполненном до отказа, значительный процент присутствующих составляли представители правоохранительных органов, которые организованно привезли своих «подучетников» в надежде их трудоустроить. Как рассказал «Фонтанке» подполковник милиции, старший инспектор первого отдела управления участковых подразделения по делам несовершеннолетних ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Виталий Сонин, участковые-уполномоченные, контролирующие эту категорию лиц, раз в месяц посещают «подучетников» по месту жительства. По его словам, перед ярмаркой участковый обходит своих «подопечных», информирует их о грядущем мероприятии и выясняет, кто желает принять в нем участие. РУВД выделяет автобус, на котором соискателей привозят на мероприятие.
Интересно также и то, что при входе в здание соискателей встречали представители комитета по труду и занятости, которые просили посетителей заполнить анкету, в которой необходимо было указать пол, возраст, образование, опыт работы, наличие комплекта документов и контактный телефон. «Эту анкету мы пустили в этом году для того, чтобы посмотреть и оптимизировать следующую ярмарку. Мы хотим посмотреть возраст людей, образование, опыт работы. Может быть, в следующий раз возникнет необходимость пригласить еще какую-нибудь службу. Ну и, конечно, интересно узнать, сколько мужчин и женщин пришло. Гендерный аспект также немаловажен. Работа найдется и для женщин, и для мужчин. Было бы желание. В городском банке более 50 тысяч вакансий, 60% из которых рабочие. Можно зарабатывать и 20 тысяч в месяц, что, например, обычному учителю и не снилось! Женщины могут устроиться фасовщицами, упаковщицами. Например, кондитерская фабрика им. К. Самойловой очень активно берет на работу уборщиц и мойщиц инвентаря», – рассказала Ирина Кузнецова.
Впрочем, с ней категорически не согласилась инспектор ОУММ МОБ УВД по Калининскому району Людмила Семенова, привезшая на ярмарку 26 своих «подучетников». Она утверждает, что «женщинам вдвойне сложнее найти работу, в особенности тем, кто без образования, поскольку женских вакансий катастрофически мало».
Тем временем, пока чиновница не соглашалась со стражем порядка, бывшие осужденные, решившиеся встать на путь исправления, растерянно смотрели по сторонам, пытаясь сконцентрироваться и найти работу по вкусу. Впрочем, многие были готовы хоть дворы мести, хоть мясо рубить. Власти к делу подошли основательно и привлекли к участию в ярмарке около 55 работодателей, 20-25 из которых работали очно, то есть их представители присутствовали в Доме молодежи. Тридцать компаний согласились на то, чтобы их объявления были размещены на стендах.
В ярмарке вакансий приняли участие люди, отбывающие условный срок, вышедшие из мест лишения свободы по УДО, а также те, кто отбыли срок, но в соответствии с Уголовным кодексом (статья 86) за лицами этой категории наблюдают до погашения судимости. Пока судимость не погашена, органы внутренних дел осуществляют с ними профилактическую работу. Срок «профилактики» зависит от тяжести совершенного преступления.
Инспекторы то и дело давали советы своим подопечным, например, рекомендуя рассматривать только те вакансии, где есть социальный пакет. В разговоре с потенциальным работодателем один молодой человек грустно признался, что никак не может найти свое призвание в жизни и очень стесняется этого. Собеседник решил парня поддержать. Отметив его коммуникабельность, посоветовал идти в продавцы, чтобы впоследствии сделать карьеру предпринимателя. «Для того, чтобы сейчас начать строить бизнес, нужен стартовый капитал», – наставлял работодатель. Услышав обрывок из разговора, стоящий неподалеку участковый помрачнел и серьезно посмотрел в их сторону. Судя по всему, у стража порядка разыгралось воображение, и он живо представил себе, каким образом парень добывает свой стартовый капитал.
Некоторые участники не скрывали, что «появились сегодня в Доме молодежи лишь для того, чтобы отметиться». Судя по всему, бывшие заключенные неплохо изучили УК и пресловутую статью 86, в которой черным по белому написано: “Если осужденный после отбытия наказания вел себя безупречно, то по его ходатайству суд может снять с него судимость до истечения срока погашения судимости”. Из этого следует, что нужно «быть паинькой» и государство снимет с тебя неприятную обязанность каждый месяц встречаться с участковым-уполномоченным.
Виталий Сонин, тем не менее, не сдается и верит в профилактику, которая поможет вчерашним заключенным встать на путь исправления. «Мы предоставляем возможность найти работу для лиц, которые освободились из мест лишения свободы. В кризисное время особенно сложно трудоустроиться. Не секрет, что людей с судимостью вдвойне неохотно берут. Мы, совместно с комитетом по труду и занятости, устраиваем эту ярмарку с целью ресоциализации, для того, чтобы снизить уровень рецидивной преступности. Оступившись, каждый человек должен иметь возможность войти в общество нормальным человеком», – заявил он.
Несмотря на общий позитивный настрой, организаторы говорили о безалаберности и безответственности, которая встречается среди многих потенциальных работников, поскольку «кому-то бывает лень принести работодателю необходимую медицинскую справку, а кто-то «для галочки» записывается на собеседование и не приходит».
По словам Ирины Кузнецовой, «у большинства нет документов, включая паспорт». Соответственно, люди устраиваются неофициально и автоматически оказываются социально незащищенными. А заместитель директора Центра социальной адаптации лиц, освободившихся из мест лишения свободы Анна Самодеенко призвала внести поправки в федеральный закон о службе занятости, поскольку «центр занятости, ссылаясь на федеральный закон, в котором говорится о том, что на учет службы занятости не могут быть поставлены граждане с временной регистрацией, ограничивает нашим подопечным возможность поиска работы». Самодеенко считает, что регистрации в центрах адаптации должно быть достаточно для служб занятости.
Адвокат Сергей Сизов, работающий при Обществе социальной реабилитации, рассказал о том, что бывшие заключенные часто обращаются к нему с вопросами о незаконном отказе в приеме на работу. «Мы обращались в суд об обязании работодателя осуществить прием на работу гражданина, освободившегося из мест лишения свободы. С ними очень сложно, они никогда не указывают в причинах отказа судимость кандидата. В моей практике было всего два выигранных дела в борьбе с работодателями. Впоследствии с человеком был заключен срочный договор. Бывший осужденный был взят на испытательный срок, в результате, по мнению работодателя, он не выполнил условия, выдвинутые работодателем при приеме кандидата на работу, и в конце концов ему было отказано», – посетовал Сизов.
Впрочем, адвокат отмечает, что «работодателя можно понять, поскольку он заинтересован в квалифицированных работниках, а лица, освобожденные из мест лишения свободы, не имеют достаточного образования, либо квалификации по той или иной специальности». Отметим, точные данные о количестве людей, вышедших на свободу в 2009 году, нигде не опубликованы. Главное управление Федеральной службы исполнения наказаний России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области ссылается на секретность информации

Александра Гармажапова, “Фонтанка.ру”

Рассылка “Фонтанки”: главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Источник: https://www.fontanka.ru/2009/11/26/148/

Зачем нужна федеральная служба пробации

Вакансия для бывших заключенных

Распад семей у осужденных не редкость, но специальной федеральной службы их поддержки после освобождения нет

Ilya Naymushin / Reuters

850 руб. – столько в России единовременно получают освобождающиеся из исправительных учреждений от Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). Помимо денег они получают билеты до города, где они официально зарегистрированы. Дальше ответственность за поддержку бывших осужденных несут региональные власти, поскольку федеральной службы пробации в России нет.

Судимость создает значительные препятствия для трудоустройства. Работодатель обязан проверить, есть ли у соискателя непогашенная судимость, так как это законное препятствие для работы на некоторых должностях.

Но не только: зачастую работодатели в анкете при приеме на работу задают вопрос и о том, привлекался ли человек когда-либо к уголовной или административной ответственности.

Положительный ответ не может быть законным основанием для отказа в трудоустройстве, но на деле это часто происходит. Не имея возможности заработать на жизнь законным трудом, люди, недавно освободившиеся из мест лишения свободы, могут совершать новые преступления.

Рецидивная преступность – большая проблема: 63% осужденных, которые находятся в исправительных колониях (а это основное место отбытия наказания для осужденных к лишению свободы), – рецидивисты.

Разорвать порочный круг «преступление – невозможность найти работу после освобождения – новое преступление» призвана государственная социальная поддержка бывших заключенных. Какая помощь требуется бывшим заключенным? Многим из них нужно временное жилье, особенно в условиях, когда нет поддержки со стороны семьи, а это не редкость: по данным переписи заключенных 2009 г.

, 83% всех арестованных не состояли в браке или развелись в ходе судебного процесса. Накопить денег на будущую жизнь в исправительном учреждении при зарплате 2000 руб. в месяц после всех вычетов тоже практически невозможно. Кроме того, бывшим осужденным требуется помощь в поиске работы, восстановлении документов, бывает, что у них не хватает денег даже на одежду и продукты.

Для того чтобы разобраться, как работает государственная социальная поддержка бывших осужденных, Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге совместно с Центром стратегических разработок провел исследование ситуации в 14 российских регионах с наибольшим количеством колоний на основе информации, полученной в ответ на запросы в официальные органы.

Специального федерального закона, позволяющего эффективно помогать бывшим осужденным наладить обычную жизнь, не существует. Нет и единой по всей стране специализированной программы помощи таким людям.

Если в регионе нет собственных дополнительных программ помощи, бывшие заключенные могут претендовать только на помощь для бездомных, безработных, малоимущих или инвалидов – и то только если смогут доказать свою принадлежность к одной из этих категорий нуждающихся.

На региональном же уровне работает две государственные службы, в которые могут обратиться освободившиеся осужденные и люди, имеющие судимость: центры социальной адаптации (ЦСА) и центры занятости населения.

В ЦСА бездомные и малоимущие могут жить шесть месяцев и раз в сутки получать бесплатное питание. Однако чаще всего ЦСА не могут обеспечить временным жильем всех желающих. Так, в ЦСА Красноярского края в 2017 г.

обратилось 30% освободившихся из мест лишения свободы, а временное жилье получил лишь 21% обратившихся. В некоторых регионах ЦСА вообще нет.

Центры занятости населения занимаются в том числе трудоустройством бывших осужденных. По закону администрация исправительного учреждения должна уведомить центры занятости за шесть месяцев до освобождения заключенных о том, где они планируют жить, и предоставить сведения о числе нуждающихся в помощи при поиске работы и бытовом устройстве.

Однако в центры занятости в среднем обращается 16–18% освободившихся из мест лишения свободы граждан. Большая часть вакансий для бывших осужденных предполагает неквалифицированный труд.

Так, в Челябинской области самые распространенные виды занятости для бывших осужденных – это подсобный рабочий, уборщик, грузчик, сторож, мойщик автомобилей, кондуктор, упаковщик, рабочий по уходу за животными, дорожный рабочий, вальщик леса, горничная.

Центры занятости дают возможность пройти профессиональное обучение, однако этот механизм работает плохо: в среднем на обучение центры занятости отправляют около 7% от числа обратившихся бывших осужденных.

Но и профобучение не гарантирует трудоустройства: из числа направленных на обучение на работу устраивается меньше трети. Иными словами, лишь каждый 50-й обратившийся в центр занятости бывший осужденный пройдет обучение и найдет работу по новой специальности.

В целом поиск работы через центры занятости для несудимых примерно в 2 раза эффективнее, чем для бывших осужденных. В 2016 г. 64% подавших заявление в центры занятости по всей России получили работу, в то время как среди бывших осужденных – лишь 28%.

Те бывшие заключенные, которых не удалось трудоустроить, получают пособие, сумма которого зависит от прежнего заработка. Так как отсидевшие долгое время не работали, пособие это очень маленькое.

Для повышения эффективности работы центров занятости с бывшими осужденными в нескольких регионах (например, в Татарстане, Челябинской области) работодателей обязали выделять таким соискателям рабочие места в обмен на льготы и субсидии.

Таких мест, однако, создается мало, но при этом в отдельных регионах не все зарезервированные рабочие места оказываются занятыми (например, из 38 таких рабочих мест в Татарстане в 2017 г. занято было 14 – меньше половины). По региональным законам работодатели обязаны создавать вакансии, но не обязаны заполнять их.

Кроме того, эти рабочие места чаще всего предполагают тяжелые условия труда.

Регионам не удается удовлетворить нужды освободившихся из мест лишения свободы в полном объеме. Решением этой проблемы, по мнению экспертов из регионов, может стать создание единой службы пробации для бывших осужденных.

ФСИН будет проще сотрудничать с такой организацией, а бывшие осужденные всегда будут знать, куда обращаться. Кроме того, принятие федерального рамочного закона о социальной реабилитации таких людей помогло бы регионам организовать помощь.

Это первые шаги, необходимые, чтобы снизить долю рецидивистов в исправительных колониях.

Автор — стажер-исследователь Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2019/02/07/793490-sluzhba

Мамы с сыновьями и бывшие зеки. Как «тунеядцы» искали работу на ярмарке вакансий

Вакансия для бывших заключенных

22 ноября комитет по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома провел очередную ярмарку вакансий. Впервые на таком мероприятии вакансий консультировали «тунеядцев» — тех, кто подпадает под декрет о содействии занятости.

Он был принят в январе 2018 года взамен декрета № 3 от 2 апреля 2015 г. «О предупреждении социального иждивенчества», который вызвал недовольство в обществе и привел к серии уличных протестов, на подавление которых власти, в конце концов, бросили ОМОН с дубинками.

«Тунеядцы», которых нет

Основное возможное последствие для «тунеядцев» — стать обязанными с 1 января 2019 года оплачивать по полным тарифам горячее водоснабжение, а с 1 октября — газо- и теплоснабжение.

Мария не работает восемь лет — ухаживала за больной мамой. Полагает, что страхового стажа ей должно хватить на пенсию, но ей только-только исполнилось 55 лет, и в связи с повышением пенсионного возраста выйти на пенсию она пока не может:

«Я не хочу платить за ЖКХ больше других, я не тунеядка. И мне нужны деньги, цены растут. Я посмотрела на ярмарке и поняла, что могу претендовать только на работу уборщицей за 300 рублей. И я бы пошла, только чтобы часа на два в день, чтобы за внуками смотреть».

Начальник управления занятости населения столичного комитета по труду и соцзащите Татьяна Кудевич говорит, что в городе сейчас имеется более 17 тысяч вакансий:

«Если человек действительно заинтересован в поиске работы, может получить и содействие, и помощь. Если нет квалификации, мы всегда рады помочь и отправить его на обучение по профессиям, которые востребованы на рынке труда. Мы предлагаем и обучение под заказ с гарантированным трудоустройством».

Татьяна Кудевич подчеркнула, что госорганы не оперируют термином «тунеядец»: все услуги, которые предлагают на ярмарке, «рассчитаны на людей, у которых есть трудности с трудоустройством».

Такие мероприятия проводятся, чтобы «рассказать, где найти работу, где получить информацию о том, как можно сменить профессию, как открыть собственное дело и легализовать свою занятость».

На ярмарке раздавали памятки, куда обращаться тем, кто подпадает под декрет. Самих же «тунеядцев» больше всего интересует вопрос, как снять с себя этот статус.

Сколько готовы платить по вакансиям

Средний уровень зарплаты по вакансиям в Минске — 600-700 рублей. Татьяна Кудевич отметила, что эти цифры не отражают реальный размер зарплаты, потому что не учитывают квалификацию специалиста, а также различные бонусы, которые он может получить.

Есть вакансии, по которым изначально предлагают зарплату более 1200 рублей, чаще всего речь идет о специальностях в строительстве (арматурщик, бетонщик). Однако «такая работа требует квалификации, опыта, и это тяжелый физический труд».

«Обучиться по этим специальностям несложно, и зарплата будет высокой. Однако если человек хочет зарабатывать 1500 рублей, работая грузчиком, наниматель столько не заплатит.

Многие из тех, кто ищет работу, сориентированы на неквалифицированный труд, но специалисты разъясняют нашим гражданам, как важно получить профессию. Все-таки на рынке труда необходимы квалифицированные специалисты.

Будет специальность — получишь хорошую заработную плату», — отметила Татьяна Кудевич.

Я бы в повара пошел, пусть меня научат

Например, минский профессионально-технический колледж хлебопечения в рамках краткосрочной подготовки обучает по специальностям «повар» и «кондитер». За три-шесть месяцев здесь можно получить востребованную профессию.

Если обучаться за свой счет, то в месяц это будет стоить порядка 150 рублей, но есть вариант учиться за средства бюджета — по направлению службы занятости.

«В рамках краткосрочной профподготовки у нас учатся и молодые люди, только что окончившие школу, и пятидесятилетние, которые хотят приобрести специальность. Большинство — по направлению службы занятости», — рассказала заведующая отделением профессиональной подготовки и переподготовки колледжа Татьяна Застрожнова.

Повара, пекари, кондитеры нужны в Минске постоянно. Например, в сети магазинов «Рублёвский» таким специалистам платят от 700 рублей без вычета налогов.

У 22-летнего Стаса есть желание переучиться. Он несколько лет проработал проводником, последнюю зарплату получил в размере 650 рублей: «Вообще зарплата около 800 рублей, некоторые зарабатывает больше тысячи, но для этого надо практически не выходить из поезда. Я так не хочу, вот думаю, что надо менять профессию. Может, стану поваром».

Правда, биржа труда курсы ему не оплатит — по его специальности «проводник» есть вакансии: «Так что будем искать деньги на обучение».

На работу приводят за руку и платят за кодирование

40-летний Владимир пришел на ярмарку с матерью. У мужчины есть инвалидность, но работать он может, например, уборщиком. Однако устроиться будет непросто — с прошлого места уволили за пьянку, и теперь нигде не хотят брать.

Действительно, наниматели хотят работника с опытом и чтобы трудовая книжка была в порядке. На практике это означает, чтобы не был ранее уволен по статье, не было больших перерывов в работе.

Не ценится и слишком большое количество записей в трудовой — это означает, что человек нигде не может задержаться. «Не каждый наниматель будет рассматривать такую кандидатуру. В целом же людям, которые не работают длительное время, труднее найти работу», — отметила Татьяна Кудевич.

А уж если речь идет о тех, кто отбывал наказание в местах лишения свободы, тем более.

На ярмарку вакансий пришли сразу несколько инспекторов милиции со своими подопечными. Старший инспектор уголовно-исполнительной инспекции Заводского РУВД Минска Екатерина Долженкова привела троих, шанс на работу получили двое мужчин. Они будут пытаться устроиться дворниками на кожевенное предприятие в Гатово.

Владимир освободился из мест лишения свободы весной. С прежнего места работы его уволили по статье. Говорит, что случился конфликт с начальством, которое над ним издевалось. Произошла драка.

Теперь вот очень беспокоится, будет ли успевать на работу к шести утра: «Мы живем на «Автозаводской», там ходит автобус, только какое расписание у него, успеем ли мы к шести». Успеют, только бы захотели — первый автобус № 108 уходит в 05:16.

«Мы заинтересованы, чтобы освободившиеся из мест лишения свободы официально трудоустраивались, — говорит Екатерина Долженкова. — Если человек не работает, возникает вопрос, за что он живет.

Чтобы эти люди вновь не стали на нехорошую дорогу, не пошли воровать, например, они должны быть трудоустроены. И наша цель — оказать содействие им в этом. Вот мы их сюда привозим, стараемся контролировать, чтобы они брали хоть куда-то направление на работу.

Другое дело, что наниматель как узнает, что есть судимость, так и отказывает, хотя человек готов работать».

Инспектор указала на Елену Михееву. Женщине 51 год, у нее есть судимость, была несколько раз в ЛТП, а теперь закодировалась.

«За кодирование заплатил РУВД Заводского района. Я не пью, хочу работать. Вот была в «Горавтомосте», мастер сказал, что возьмет меня на уборку территории, но когда я пришла устраиваться, мне отказали.

Они увидели мою трудовую книжку, — рассказала Елена. — Да, у меня прерывный трудовой стаж, но я же работала в местах отбывания наказания. Получается, что меня просто вынуждают сказать, что я сидела».

«На уборку даже не берут. Я уже и ходить не хочу по нанимателям, потому что везде отказывают. Даже в ЖЭС, где я работала до ЛТП, и где ко мне не было никаких претензий, не берут.

Ну, сказали бы по телефону хотя бы, чтобы я не ездила по всему городу, ведь у меня, бывает, денег на талон нет! Хорошо хоть страховой стаж я наработала, и пенсия будет, только мне теперь очень неудобно у детей просить.

Сколько они меня будут кормить?! Они взрослые, стараются, мне помогают, но у них свои семьи», — жалуется женщина.

Но все же есть работодатели, которые готовы дать шанс всем. Например, на МАЗе считают именно так. Правда, сказала представитель отдела кадров Людмила Филипович, только треть от обязанных лиц по декрету № 18 и бывших заключенных закрепляются на предприятии.

Принимая обязанных лиц или освободившихся из мест лишения свободы, предприятие рискует: «Тем не менее, мы с каждым работаем персонально. Берем за руку, ведем в поликлинику. Чтобы не потерялся, не расстроился, что у него ничего не получается».

Основная проблема с кадрами на заводе в другом: «К нам приходят выпускники по распределению в августе, а в ноябре их забирают в армию, и так каждый год. Было бы хорошо, если бы они отрабатывали год, а потом шли служить — уже с профессией. И для армии хорошо, и маме он помог, год проработав. А после армии многие не возвращаются, теряют навыки».

Теперь, рассказал представитель кадровой службы МАЗа Сергей Шалашевич, на предприятии 527 вакансий, из которых по рабочим специальностям — 267 (нужны фрезеровщики, токари, шлифовщики). Готовы принять 185 человек во вспомогательные службы и 75 на руководящие должности.

Всего на предприятии работает около 14 тысяч человек. «У нас есть работа, приходите», — заключил Сергей Шалашевич.

Фото Сергея Сацюка

Источник: https://naviny.by/article/20181122/1542902214-mamy-s-synovyami-i-byvshie-zeki-kak-tuneyadcy-iskali-rabotu-na-yarmarke

Где же все-таки искать работу бывшему заключенному?

Вакансия для бывших заключенных

Статистика гласит, что практически каждый третий освобожденный в Украине снова попадает в места лишения свободы. Существует несколько мнений, отчего так происходит:

Но как бы там ни было, а все же отказ бывшему заключенному в работе является одной из основных проблем нашего общества.

Юристы рекомендуют в подобных случаях обращаться в специализированные службы наблюдательных комиссий, которые должны иметь свое место при каждой райгосадминистрации или городском совете.

Еще помощь в поисках рабочего места можно получить в различных социальных центрах и благотворительных организациях, которые занимаются вопросами бывших осужденных.

Ведь все те, кто выходит из мест лишения свободы, официально относятся к группе дополнительно защищенных, бронь рабочих мест для которых должна осуществляться на государственном уровне. Но так как с бывшими узниками, по закону первоочередного трудоустройства конкурируют еще выпускники и матери детей до шести лет, рынок трудоустройства сужается, и бывшему ЗК самостоятельно сложно отыскать место работы.

Несмотря на то, что газеты с вакансиями пестрят наличием трудомест, большинство из этих объявлений не нацелено на людей, побывавших в местах отдаленных. Как-то корреспондент новостного издания UBR решил сам на себе ощутить процесс устройства на работу под видом бывшего ЗК. Что же оказалось, когда корреспондент стал лично общаться с работодателями?

По легенде — у меня за спиной 5 лет исправительной колонии за кражу. И… опыт работы в разных сферах — до того как “сесть”. “Здравствуйте, хочу устроиться охранником. Я бывший спортсмен, мне 40 лет. Не пью, не курю. Есть опыт работы”, — заявляю по приходу в одесское охранное агентство, сообщившее о наборе “сотрудников с крепким телосложением” на страницах местной рекламной газеты.

Согласно тексту объявления, фирма обеспечит полный соцпакет и занятость “сутки через двое”. За сутки в охране предлагают приличные деньги — 250 гривен! Несмотря на благожелательное отношение поначалу, после слов о недавнем освобождении из колонии настроение работодателя резко падает. “Меняй профессию — охранником после зоны тебе уже не стать.

При устройстве на работу в любое охранное агентство у тебя первым делом потребуют справку о том, что ты не судим. Это нужно для получения лицензии охранника в ГСО МВД. А во-вторых, ты что, хочешь чтобы я тебя в одну смену со своими сотрудниками ставил? Да они все, как и я, бывшие менты!” — восклицает директор агентства Юрий Викторович.

По словам бывшего правоохранителя, даже на автостоянку в спальном районе побоятся брать бывшего зэка.

Этому быстро приходит подтверждение. Отправившись на ближайшую круглосуточную стоянку, я получаю категоричный отказ. Правда, тут мне попытались хоть как-то помочь. “Возле соседнего рынка можно устроиться парковщиком, — советует охранник автостоянки, записывая на клочке бумаги телефон работодателя. — Хозяина зовут Аркадий. Там кого хочешь берут, лишь бы не бухали.

И заработки классные — до 4 тысяч в месяц!”. Хозяину парковки, одутловатому Аркадию лет под 50, по его словам, “по барабану”, где и за что я отбывал наказание. “Будешь воровать — убью. Главное условие — на работе “не квасить”. Выручку будешь сдавать мне лично каждые два часа”, — инструктирует хозяин парковки.

“А будешь “понты” тюремные здесь качать — нарвешься”, — добавляет Аркадий, показывая увесистый кулак.

При попытке устроиться сборщиком тележек в универсаме у нас тоже ничего не вышло. “А может, ты тележки наши украдешь и потом продашь в другой супермаркет?” — откровенно заявила сотрудница отдела кадров супермаркета.

Сомнения насчет добропорядочности человека с дурным прошлым высказали еще в 7 других предприятиях — для них справка об освобождении — “волчий билет”. “Я с этим прошлым завязал, имею огромный опыт работы, мне семью кормить надо!” — божился я. Не помогло. Попытался устроиться курьером по доставке небольших грузов…

“С вашим лицом не грузы доставлять, а банки грабить!” — дал характеристику очередной несостоявшийся работодатель.

И вдруг в компании, которая занимается сетевым маркетингом, повезло. “Если вы раньше были мошенником, значит, у вас развит дар убеждения.

То, что нам надо!” — улыбается Игорь Степанович, директор “украинско-канадской” фирмы по распространению мелкого ширпотреба китайского производства.

Однако для того, чтобы стать их сотрудником и получить на руки товар, — электрические фены и хлипкие фонарики, нужно дать залог — 500 гривен… Дальше — больше. У “сетевиков” косметическо-парфюмерной компании меня приняли с распростертыми объятиями. “Ничего страшного, что вы судимы.

Проходите обучение — и в бой. Бесплатно получаете каталоги, товары и работаете с людьми. Если у вас все получается, то через годик уже станете координатором и будете получать большие деньги!” — обещает сотрудница Ольга.
Центр занятости отправит чинить трамваи или мести улицы

По словам начальника одесского управления департамента по исполнению наказаний Александра Адзеленко, из городских колоний ежегодно отправляются на свободу десятки людей. “Многим не удается устроиться на работу. Поэтому приходится помогать.

Например, наше управление предоставляет работу в нашем ширяевском исправительном заведении, где содержатся осужденные, приговоренные к ограничению, а не лишению свободы. Там налаженное сельскохозяйственное производство.

Поэтому многих устраиваем трактористами, доярками и подсобными рабочими при учреждении”. По словам Александра Адзеленко, есть среди его “подопечных” и такие, для которых “тюрьма — дом родной”. “Эти осужденные откровенно боятся трудностей, которые им предстоят после освобождения.

И после выхода на свободу стремятся совершить преступление, чтобы снова сесть — здесь есть работа, есть пища, есть кров над головой”.

По украинским законам, гражданам, освобожденным из мест лишения свободы, гарантируется трудоустройство. Директор одесского городского центра занятости Надежда Борисовская уверяет, что для этой категории безработных в ее ведомстве каждый год бронируется по 10 рабочих мест.

“Как правило, эти места предоставляют производства. Например, в этом году у нас есть место волочильщика проволоки на заводе “Стальканат”. Одесский “Горэлектротранс” просит дать им слесаря по ремонту подвижного состава. Есть места дворников в ЖКС.

За 2010 год у нас зарегистрировались 10 соискателей — бывших заключенных. Но лишь одна трижды судимая девушка трудоустроилась помощником предпринимателя. Как правило, бывшим осужденным негде жить. И они ищут рабочие места с предоставлением жилья.

Но таких в Одессе нет”, — пояснила Борисовская.

После зоны — от грузчика до директора агентства

Иногда горький тюремный опыт на свободе может сослужить добрую службу. В этом уверен одессит Вячеслав Зайко, который провел в местах лишения свободы шесть лет: после освобождения в 2001 году он начал заниматься бизнесом и основал успешную… консалтинговую фирму. “Свой срок я отбыл “от звонка до звонка”.

Но выйдя за ворота, сразу понял, что на воле меня не ждут. Поначалу не было ни кола, ни двора. Работал где попало: грузчиком, дворником — где возьмут. Ночевал тоже где придется.

Но не сломался! Закончил заочно экономический вуз и еще на третьем курсе начал свое дело — консультировал начинающих бизнесменов и разрабатывал бизнес-проекты. Помогло то, что на зоне я сдружился с серьезным бизнесменом, “залетевшим” за решетку за крупную аферу.

На свободе нашел его, он серьезно подсобил — первоначально работал “под крышей” его фирмы. Постепенно оброс связями, набрался опыта. Сейчас работаю уже самостоятельно — у меня достаточно клиентов”, — рассказал нам Вячеслав. Сейчас у бывшего зэка, дворника и грузчика — две иномарки и двухэтажный дом в пригороде Одессы.

По словам предпринимателя, иногда он с удивлением узнает в некоторых своих клиентах… старых “соседей” по зоне. “Одни бросаются обниматься, другие делают вид, что мы не знакомы. Но я и не настаиваю — у каждого человека есть право на секрет!” — добавил экс-зэк.

Однако, по мнению бывшего правоохранителя Игоря Задворного, пример того, что зэк после освобождения стал успешным бизнесменом, лишь исключение из правил. “По статистике, на свободе успешно адаптируются лишь 10 из 100 бывших заключенных. Остальные повторно совершают правонарушения и попадают за решетку.

Причина в том, что на свободе для них нет ни работы, ни условий для получения специальности. Нет достойной государственной программы для адаптации на воле. Поэтому люди вынуждены воровать и грабить”, — считает ветеран милиции. По его словам, на криминал толкает и опыт, приобретенный за решеткой.

Часто именно на зоне люди, попавшие туда в первый раз, приобретают навыки “профи” преступного мира — карманников, катал (карточных шулеров). В связи с этим сейчас украинские колонии разделены на несколько категорий-режимов — чтобы “перворазники”-новички не общались с “завсегдатаями” тюрем. А чаще всего, по мнению экс-милиционера, возвращаются в тюрьмы наркозависимые.

“На воле они тут же начинают искать наркоту. И совершают из-за этого совершенно нелепые и дерзкие преступления”, — уверяет одессит.

Источник: http://sun-org.od.ua/vazhno-znat/115-gde-iskat-rabotu-byvshemu-zk

Врата закона
Добавить комментарий